ГЛАВА 3. Структура сновидений
Обмен учебными материалами


ГЛАВА 3. Структура сновидений



Шестилетней девочке приснилось, что она была со своей бабушкой. Во сне девочка сказала: «Бабушка, я могу заставить себя исчезнуть!» - «Глупости, деточка! - ответила бабушка. – Никто не может сделать этого». И в тот же момент девочка проснулась, села на кровати, осмотрела вокруг свою тёмную спальню, легла и снова заснула. Как это иногда бывает, она вернулась в тот же самый сон, после чего снящаяся ей бабушка посмотрела на девочку и сказала: «Господи, деточка, как ты это сделала?»

Каждый из тысячи снов, которые мы видим на протяжении всей нашей жизни, уникален. Некоторые кажутся простыми, в то время как другие являются запутанными и сложными, но все сны являются спонтанными и непредсказуемыми. Удивительно наблюдать поэтому, что многие сновидения реально имеют определённую структуру, в рамках которой организован сон. Когда мы прослеживаем контуры этой структуры, случайные образы и события сна начинают занимать свои места.

*

Доктор фон Франц, насколько толкование сновидений является техникой и насколько – искусством?

Я думаю, есть что-то и от первого, и от второго. Есть полезные практические правила, которые являются чисто техническими, научными, и которые вы можете применить; всякий раз, когда я не понимаю сон, я возвращаюсь к таким техникам. Я говорю: «Так, о чём повествуется во сне? Какая в нём обстановка? Какие возникают ассоциации?» И, как правило, вы можете получить довольно много с помощью техники. Но, естественно, есть своего рода мастерство практикующего, которое вы развиваете и не можете донести до новичка. Как старый плотник: он может рассказать молодым плотникам, как использовать инструменты, как делать замеры, как рубить деревья, но есть определённое прикосновение к древесине, которое он не может передать. Новичок должен работать лет двадцать с деревом, и только тогда он сможет овладеть тем же прикосновением. Когда кто-то истолковал и разгадал много снов, он выработал тем самым определённый профессиональный навык, который связан с чувством, с медиумическим чувством, с эмпатией к другому человеку.

_____

Я проявляю интерес к своей жизни, и я верю, что сны раскрывают мою жизнь для меня.

- посетительница магазина в Лондоне

Сны, наверное, отражают что-то из реальности, из повседневного существования, но что конкретно, я не знаю.

- мужчина-архитектор из Канады

В сновидениях вы можете представлять и делать те вещи, которые вы не можете делать в реальной жизни.

- девочка-подросток из Франции

Я помню свои сны, и иногда они говорят мне, что должно произойти; или то, что случилось в течение дня, совершенно меняется ночью, то есть в снах всё происходит заново, но уже так, как я бы того желала.

- торговый представитель из Англии.

Я часто летаю во сне. Просто думаю об этом и летаю. Я часто записываю сны. Они рассказывают мне о моём будущем или о том, как я себя чувствую. Очень точно рассказывают. Если что-то довлеет надо мной… во сне я не могу двигаться, когда что-то тяготит меня; или я бываю раздавлен глыбами или какими-то странными объектами, которые всей тяжестью ложатся на мою голову или плечи.



- уличный артист (человек в костюме попугая) из Калифорнии

Ну, они приносят мне разные чувства, вы же понимаете. Сны, они же эмоциональные, но я не могу, знаете, я не понимаю, зачем они.

- руководитель из Америки

_____

Существует ли какая-то особая методика рассмотрения сна для раскрытия его смысла?

В аналитической психологии Юнга есть такая техника. Мы сравниваем сон с драмой и рассматриваем его по трём направлениями: во-первых, вступление или экспозиция сна, то есть обстановка в нём и наименование его проблемы; во-вторых, перипетии, то есть взлёты и падения в истории, повороты сюжета; и, наконец, лизис – окончательная развязка или, возможно, катастрофа.

Всегда, если я не понимала сон, я использовала эту схему. Сначала я говорила себе: «Так, какое здесь вступление?» Первое предложение сна, как правило, даёт установку и вводит основные проблемы и связанные с ними символы. Например, ваш сон может начинаться так: «Я в доме своего детства с моим другом Бобом». Вы берёте первое предложение и просите сновидца высказать ассоциации: «Каким было ваше детство? Как вы себя чувствовали в этом доме? Вы были счастливы там? Как долго вы там прожили?» И потом вы спрашиваете о друге: «Какой он, ваш друг Боб? Каким он был? ...О, я вижу, он был занудой, но всё детство вы озорничали с ним вместе». А затем вставляете эти ассоциации в текст, который тогда звучит так: «Психологически я ещё в своей детской ситуации, и во мне есть часть, которая является скучной, но при этом и озорной».

Если у вас есть преобразованная информация, вы, естественно, должны думать о том, как она соотносится с моментом сна и с текущей реальностью сновидца. Как вышло, что человек до сих пор одной ногой в доме своего детства? В каких ситуациях настоящей жизни он всё ещё реагирует, как он реагировал, будучи ребёнком? Вы должны предположить, что сон говорит об этом уголке его личности.

После рассмотрения вступления таким образом, вы переходите к наименованию проблемы. Допустим, автомобиль подъезжает к подъезду, и два тёмных грабителя выпрыгивают из него. Теперь у вас есть драматическое развитие, которое означает начало повествования о конкретной ситуации. Два тёмных человека могут быть вторжением, чем-то, что взламывает, вмешивается. Грабители очень часто представляют собой нечто ломающее системы в сознании. Так что этот сон будет потом переведён так: в уголок психики, где сновидец реагирует всё ещё по-детски, вторгается что-то из коллективного бессознательного.

Таким образом мы медленно идём через весь сон. И, наконец, финал сна, лизис, который всегда есть приведение сюжета к одному из двух: к разрешению или к катастрофе. По-моему, эти правила толкования снов настолько хороши, что я неосознанно следую им в половине случаев. Но я всегда обращаю особое внимание на последнее предложение сна, в котором бессознательное даёт решение проблемы, если это решение существует. Некоторые сны просто глохнут, иссякают, не проявляют благосклонности к нам, то есть не имеют развязки. Такие сны означают, что бессознательное само не нашло решения. Но можно посмотреть на это иначе: что бы ни случилось в конце сна – это тоже решение. Если вы просыпаетесь с криком, например, то вот это и есть решение. Это то, что даёт вам бодрствующему шок или толчок. Это что-то, что должно быть осознанно каким-то особенным образом. И поэтому я всегда расспрашиваю сновидца об окончании сна.

Если вы хотите интерпретировать собственный сон, советую вам записать его на одной половине страницы листа, а затем для каждого слова напротив написать свои ассоциации. Под ассоциациями я имею в виду всё, что спонтанно приходит вам в голову. Затем попытайтесь увидеть условие, по которому вы установили связь между деталью сна и ассоциацией.

Если в первом предложении сказано, что «я в доме моего детства», то есть там, где я веду себя по-детски, и «ворвался грабитель», то есть совершён взлом, вы должны задать себе вопрос: «Что это? Почему что-то сломалось в моей психологической системе?» Вы также должны думать о событиях, предшествовавших сну, а также о том, что случилось в реальности после сновидения, как на внутреннем уровне, так и на внешнем. Вы могли, например, иметь некоторые неприятные впечатления в течение дня, и те взломщики могут служить отсылкой на этот неприятный опыт. Или, возможно, вы имели негативные, разрушительные внутренние мысли, переживания, что также могло преобразоваться в грабителей – во что-то разрушительное или отрицательное, внезапно взломавшее вашу психическую систему. Попробуйте вспомнить, что произошло вчера, на внешнем и внутреннем плане, а затем вы, вероятно, сможете определить значимые связи. Потом вы говорите: «Ага, этот сон ссылается на вчерашнюю мысль или на вчерашний эпизод, и он показывает мне, что я вёл себя правильно или неправильно». И вы исправляете своё отношение.

_____

Я думаю, они забавные. Мне нравится их анализировать. Не то, чтобы я могу… не то, чтобы я знаю, что они означают, но это весело – пытаться найти их смысл.

- молодая женщина-секретарь

Я могла летать! Прямо через крышу! Прямо по облакам…

- стюардесса

Я была в деревне, в зале, где организовали концерт или что-то с моим мужем…

- домохозяйка из Англии

Я в одиночестве иду по очень глубокому снегу. Справа от меня довольно высокий забор, и пока я шла вдоль, я думала: «Если жестокость вырвется, что я буду делать?»

- актриса из Канады

Ну, во-первых, позвольте мне сообщить, что я очень, очень счастлив в браке. Моя жена как раз сейчас уехала в Аризону с нашим ребёнком, чтобы посетить свою родню. Я не знаю почему, но у меня прошлой ночью был такой сон: мне приснилось, что я в средней школе на выпускном вечере с одной из девушек, работающих здесь. Так вот, между нами не было ничего постыдного, но у меня осталось чувство вины за то, что во сне я проводил время с другой женщиной, пока моя жена где-то далеко. Я полагаю, что это естественно. На утро я даже поделился с этой девушкой: рассказал ей о сне, просто чтобы облегчить душу, чтобы не чувствовать никакой вины.

- управляющий государственным парком на Гавайях

_____

Вы описали метод рассмотрения сна посредством личных ассоциаций. Но есть также сны, к которым сновидец не имеет никаких ассоциаций.

Существуют так называемые архетипические сны, которые имеют мифологическое значение, и с ними, как правило, у людей нет ассоциаций. Если вы спросите, что человек думаете о Юпитере, в ответ услышите: «О, Юпитер – это небесное тело». Люди не знают, с чем это связать, они не имеют личных ассоциаций по этой теме. В этом случае вы берёте общечеловеческие ассоциации. Спрашиваете: «Какие существуют общечеловеческие фантазии о Юпитере?» И вставляете эти размышления сновидца в текст сновидения.

Вы сказали, что каждый элемент в сновидении символизирует какой-то аспект психики сновидца. Но есть сновидения, которые отражают внешнюю реальность. Например, людям может сниться, что кто-то рядом с ними умер и позже обнаружить, что смерть на самом деле произошла. Как вы можете определить, относится ли этот сон к внешней реальности или к внутренней? Если, например, человеку снится, что его жена украла его автомобиль, как вы можете различить, ссылается ли сон на внешнюю проблему в его супружеских отношениях или же проблемы существуют внутри психики сновидца?

Это является наиболее щекотливой проблемой для всех. Человек часто будет склонен думать: «Вот видите, именно это она и делает. Она всегда лишает меня возможности двигаться. Она всегда мне препятствует». А кто-то не будет так в этом уверен. Ведь это может также означать проекцию, а именно: анима мужчины угоняет его автомобиль, но он перекладывает вину на свою жену. Он думает, что жена ему препятствует, он видит это в ней, в то время как на самом деле он сам себе препятствует, но бессознательно.

Чтобы верно интерпретировать такие сны, необходимо видеть картину цельно, то есть знать семейную ситуацию и иметь объективное представление о поведении жены. Тогда можно оценить, насколько это проекция, а насколько действительно относится к жене. Иногда это относится в равной мере и к внутреннему, и к внешнему. Проблема звучит так: толковать сновидение объективно или же субъективно: объективно – это ссылаясь на внешний объект (то есть жена действительно как бы «угоняет автомобиль», препятствует), а субъективно – это ссылаясь на женскую сторону психики самого субъекта (то есть анима сновидца крадёт автомобиль его «левой рукой», так сказать). В целом, я бы сказала, что около 85% снов являются субъективными, и поэтому я рекомендую интерпретировать большинство сновидений субъективно. Всегда нужно сначала спросить: что это такое во мне – вместо того, чтобы принимать сон как предупреждение против действий других людей.

_____

Мне снилось, что я была в доме с видом на озеро. Мой отец, моя мачеха и я – все были в постели, наверху, когда верхний этаж вдруг опрокинулся в передний двор. Я попала во двор, но моих родителей стряхнуло прямо в озеро. Я рассказала мачехе свой сон, и она сказала: «О да, очень показательно, потому что постель и падение людей в воду связано с сексуальностью». Но я не рассказала ей, что, когда они падали в озеро, они занимались любовью, и что я сама в воду не упала. Я не достаточно активна в море жизни или что-то такое.

- студентка из Канады

_____

Мы говорили со многими людьми на улице, которые считали свои сны важными и пытались найти в них смысл. Почему это так сложно – интерпретировать свои сны? Я знаю аналитиков, которые интерпретируют чужие сны в течение многих лет, но не могут интерпретировать свои собственные.

Потому что сны никогда не говорят вам то, что вы уже знаете. Они всегда указывает на то, чего вы не знаете, на «слепое пятно». Это как пытаться увидеть собственную спину. Вы можете показать спину врачу, и он увидит, что именно с вами случилось, но вы сами не можете сделать этого. И ваши психологические слепые пятна, как спина или задница: вам с этим жить, вам на этом лежать и сидеть, но посмотреть на это вам нельзя. Поэтому иногда, даже если сон вам говорит очевидные вещи, вы не можете их понять. Вам нужен другой человек, чтобы это разъяснить, и тогда вы думаете: «Господи, конечно же, это оно и есть!»

Это очень трудно – интерпретировать своё сновидение. Если человек заинтересован, ему будет полезно иметь ещё один взгляд на сон, пусть даже другой человек ничего не смыслит в толковании снов. Часто в то время, пока вы рассказываете в деталях сон другому человеку, вам вдруг становится понятным его значение. Юнгу, например, не у кого было просить толкования своих снов, так что он часто пересказывал их человеку, который ничего не понимал в этом. Юнг, смеясь, говорил: «Просто не попавшее в цель замечание этого человека заставило меня почувствовать, что нет, это не то, но теперь я знаю, что это».

_____

Я летела. Просто летела, летела куда-то в никуда. Как, бывает, едем и едем, не достигая ничего. Это было действительно страшно, я пришла на работу и рассказала сон девочкам. Мне вручили сонник, чтобы выяснить, что это могло значить, но я не смогла найти там ничего.

- продавец-консультант

Да, мне снилось, что я ловлю рыбу, и каждый раз у меня клевало. Я нашла в соннике, что это предвещает беременность. Это правда?

- менеджер по продажам

_____

Многие люди используют сонники для интерпретации своих снов. Эти книги ценны в толковании сновидений?

Я думаю, что эти книги очень и очень вредны. Они сбивают вас с толку, потому что дают статические интерпретации. Змея предвещает болезнь или смерть родственника; выпавший зуб означает потерю родителей или что-то вроде того. Сейчас существуют современные сонники, дающие немного более дифференцированное толкование, но всё же они имеют строго ограниченный смысл.

Символизм наших снов гораздо более индивидуален. Нам нужны индивидуальные ассоциации. Всегда важно именно то, что образ из сна означает непосредственно для сновидца, и что сновидец испытал в отношении этого символа. Иногда можно вдохновляться, читая современные сонники и узнавая о возможных смыслах тех или иных образов, но вам всё равно придётся вернуться к сновидению и спросить: «Что это значит для этого конкретного сновидца?» И сделать толкование более индивидуальным.

В аналитической практике работаете ли вы с чем-то ещё?

Я работаю в основном со снами. В нашем методе мы работаем со снами, потому что они есть продукт психической деятельности одного отдельного человека и неповторимы ни для него, ни для кого-то иного.

Большой опасностью для профессионалов психологической помощи является потенциальное влияние на жизнь другого человека. Вспомните, например, об идее того, что является нормой. Терапевт может иметь свои идеи о нормальности и думать, что другой человек должен стать нормальным. Это вмешательство, власть отношений. Возможно, судьба или бог, или то, что вы можете назвать великой силой мироздания, не хочет, чтобы человек был нормальным. Так откуда же терапевт знает, что пациент должен быть нормальным? В конце концов, что он считает нормальным? Буржуазные идеи терапевта о нормальности не должны быть навязаны бедному человеку, которому предназначено быть совсем другим.

Когда человек приходит к вам с проблемой, вы, будучи честным, должны сказать: «Я не знаю, где возникает проблема». Любые идеи, которые у вас есть о пациенте, являются просто предрассудками. В самом деле, вы должны сказать: «Я не знаю, в чём ваша психологическая проблема». Мы не можем знать судьбу человека. Например, однажды я наблюдала сны маленькой семилетней девочки, которые были похожи на сны умирающего человека. Так вот, на самом деле у девочки обнаружили онкологию, и она могла умереть в течение двух или трёх лет. Я не знала этого, когда изучала эти сны. Они были необычными. Это были сны старой, мудрой личности. Как видите, вы не можете строить теории о том, какой должна быть жизнь другого человека. Сон – это единственная вещь, которая исходит из глубин самого больного, и если мы пытаемся понять его сны, максимально абстрагируясь от всех возможных предрассудков, мы можем услышать, что психическая глубина пациента рассказывает ему о нём же. Мы, психотерапевты, всего лишь переводчики снов.

Аналитик, подытожив, должен сказать человеку, который слишком «незрелый»: «Ваша собственная психическая глубина думает, что вы чересчур незрелы, и это наносит вред вашему здоровью». Это не мнение аналитика – это то, что совместно они извлекли из сна человека. Часто – и это означает, что толкование дошло до адресата – пациент чувствует, что это не мнение аналитика. Когда сон интерпретируется правильно, у анализанда происходит щелчок, и он говорит: «Да, это оно». Толкование произвело впечатление, и, вероятно, дало пациенту мотивацию изменить свою жизнь. А если вы посоветуете этому же человеку так: «Послушайте, вы часто ведёте себя, как подросток, и это вредит вашему здоровью» - человек не будет слушать, потому что он слышал всё это раньше. Если же его собственные сны таким образом будут «высмеивать» его, тогда есть больше шансов, что человек действительно изменит своё поведение. Я могу сказать вам точно, что в данном случае человек, который вёл себя в жизни незрело, покраснел и этим продемонстрировал, что такая интерпретация его сна попала в цель.

Итак, будучи юнгианскими аналитиками, мы следуем за сновидениями. Мы работаем с пациентом над обнаружением их смысла. Работая совместно с терапевтом, пациент не чувствует, что на него была надета смирительная рубашка из понятий о нормальности и предрассудков об адаптации. Пациент следует своим собственным внутренним указаниям, сообщённым ему его же собственной психикой. Так что анализ – это обучение человека умению слышать свой внутренний голос посредством снов и умению следовать ему.


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная